Categories:

У почтенного Монферрана все по-честному, без обмана

Вот уже три месяца как после разговора с главредом углубился в тему Монферрана.

Интересная картина получается – разные люди рассматривают одни и те же рисунки и делают диаметрально противоположные выводы. Одни выражают недоверие, напирая на технические нюансы процесса транспортировки и подъема колонн, другие приводят доказательства, проводя «ликбез для альт-историков, неучей, отрицателей науки». Если отбросить взаимные оскорбления, то суть доказательств сводится исключительно к предъявлению рисунков из альбома Монферрана и фрагментов публикаций в прессе.

Разные блогеры с завидным постоянством возвращаются к этой теме, демонстрируя нам труд крепостных во всей красе. Вот статья от 2014 года https://amsmolich.livejournal.com/194249.html, вот от 2015 https://visualhistory.livejournal.com/1026746.html, которая начинается со слов «В 19 веке строительная техника в Европе не сильно отличалась от древнеегипетской. Тысячетонные глыбы поднимались вручную.», вот от 2016 доказательства с ликбезом https://metafor-7.livejournal.com/94181.html, а это уже от 2018 года https://humus.livejournal.com/6372783.html. На мой взгляд, отличий нет ну почти никаких. Была такая шутка в КВН 80-х: «Не уверен? Читай первоисточники!» Также и тут: сомневаешься в официальной версии – смотри до посинения на рисунки Монферрана, пропитывайся научным духом, задуши в себе конспиролуха.

Я не сомневаюсь в искренности большинства сторонников исторической науки и защитников Монферрана. Они пользуются тем, что находится в пределах доступности и считают существование рисунков достаточным свидетельством в пользу официальной версии. Я благодарен блогерам, ссылки на журналы которых приведены выше, за то то они предоставили возможность ознакомиться с историческим материалом.

Однако зацикленность на лицо. Пришла мне мысль выйти из этого порочного круга и сейчас покажу, что из этого вышло.

Ликбез для апологетов официальной истории

В экономической науке одновременно существуют самые разные теории, представленные различными школами. Например, кривая совокупного предложения делится на несколько отрезков. Один из них кейнсианский, другой – неоклассический, а между ними – монетаристский. Кривая длинная, всем хватает.

Вот если бы и в истории также мирно сосуществовали различные теории. Например, взять Александровскую колонну. Допустим, верхнюю часть ее сделал Монферран с каменотесами, средняя – осталась от працивилизации атлантов, а нижнюю из бетона доделывали комсомольцы во время ударных строек.

Боюсь историкам такой подход придется не по вкусу. История наука консервативная, в отличие от физики параллельные миры не признает.

Однако, похоже, что колонну все-таки придется поделить, даже оставаясь в рамках официальной исторической парадигмы.

Итак, сконцентрируемся на вопросе возведения АК и начнем дележ.

Бетанкур

Для надежности процитируем википедию, которая, в свою очередь, ссылается на различные авторитетные источники

На базе разработок генерал-лейтенанта А. А. Бетанкура по установке колонн Исаакиевского собора в декабре 1830 года была сконструирована оригинальная подъёмная система. В неё входили: строительные леса в 22 сажени (47 метров) высотой, 60 кабестанов и система блоков. У готового пьедестала из кирпича был выложен временный массив до отметки основания колонны (10 м от уровня земли) для установки лесов. Система лесов отличалась от исаакиевской лишь тем, что кусты, собранные из стоек были различной высоты и бо́льшего сечения (максимальное — 45 х 45 см).

В книге Чеканавой и Ротача «Огюст Монферран» также присутствуют подтверждения:

Используя инженерный опыт и знания Бетанкура, Монферран широко применял его изобретения, в частности, специальные приспособления для подъема больших тяжестей, механизмы для забивки свай и укладки гранитных камней ростверка, а также специально спроектированные массивные строительные леса для подъема тяжестей.

По мнению некоторых историков именно Бетанкур и был главным строителем, о чем мы уже писали в нашем блоге https://niraudit.ru/betanspy.html.

Вместе с тем напомним, тот факт, что Бетанкур умер в 1824 году, когда Александровской колонны еще не было в проекте, а строительство Исаакиевского собора было приостановлено. 

Монферран

Рикар де Монферран не совсем согласен с исследователями, отметившими важнейшую роль Бетанкура в конструировании механизма подъема колонн. Вот что пишет он сам (цитируется по книге Чекановой и Ротач. Огюст Монферран):

Приемы, которые применил я для поднятия этой глыбы, имеют некоторую аналогию с теми, которыми пользовались древние при переноске монолитов. Изображение этих операций мы встречаем на многих египетских памятниках и, между прочим, на нижней части обелиска, установленного в Константинополе на ипподроме императором Феодосием.

Описание этого барельефа мы находим у Слона. На нем представлено машинное оборудование, употреблявшееся для поднятия и установки этого обелиска, операция продолжалась 32 дня.

На барельефе изображены горизонтальные лебедки, пересекаемые рычагами, к которым укреплены канаты, ведущие к обелиску. Четыре человека, приставленные к этим рычагам, поворачивают лебедку, чтобы перемещать груз посредством канатов, опоясывающих груз сверху. Другой человек, сидя на земле, натягивает канат, чтобы заставить его скользить, как это практикуется на наших современных кабестанах.

Тот же принцип применения кабестанов и рычагов для подъема больших тяжестей, известный еще в древности и которому подражают современники, был использован и архитектором Фонтана при подъеме Ватиканского обелиска. Я прибег к тому же приему, что и этот великий мастер, только имея дело со значительно большей тяжестью…

Ни слова о Бетанкуре. Случайно ли это? Может просто забыл?

Нет, не случайно. Есть основания предполагать, что бетанкуровскся система подъема колонн, изобретенная к первому проекту Исаакиевского собора, была серьезно переработана к моменту начала реализации установки Александровской колонны.

Так чья же система использовалась?

Антонио Агостино Адамини

В принципе изобретать ни Монферрану, ни Бетанкуру ничего не требовалось. Метод Доменико Фонтано был распространен не только в Италии, но и по всей Европе.

Никола Забалья, мастер фабрики Святого Петра, в 17 веке описывает работу Доминико Фонтана и становится главным специалистом по строительным лесам и подъемным механизмам.

Работы по методу Фонтана осуществлены не только в Италии, но и в других городах Европы, в частности, в Варшаве была установлена колонна Сигизмунда. Об установке колонн в период между Фонтано и Монферраном мы писали в нашем блоге https://niraudit.ru/vozvcol.html.

Поэтому Монферрану достаточно было просто получить готового специалиста по транспортировке и подъему колонн и такой специалист у него был. В СПб проживал весь клан Адамини в т.ч. Антонио Агостино, который был помощником Монферрана на строительстве Исаакиевского собора и при установлении колонны.

Обратимся к статье Nicola Navone «Strutture lignee per elevare colonne: Antonio Adamini "architetto e gran meccanico" a San Pietroburga», она на итальянском.

Чтобы легче было проверить мой вольный перевод (с помощью гугла) цитирую фрагменты:

La descrizione dei lavori compiuti per realizzare la Colonna Alessandrina, redatta verosimilmente dallo stesso Montferrand, pur rendendo conto delle varie fasi del cantiere, è piuttosto reticente sul contributo offerto dai propri collaboratori. Ad Antonio Adamini, suo primo aiuto, è soltanto riconosciuto il merito di aver diretto i lavori di costruzione della carpenteria lignea utilizzata per elevare il fusto della colonna. Tuttavia, il notevole egocentrismo e l'insopportabile propensione a menar vanto di cui l'architetto francese dà ripetutamente prova, inducono a considerare la sua testimonianza con una certa cautela.

Описание работ, выполненных для создания Александрийской колонны, написанное, вероятно, самим Монферраном, довольно сдержанно описывает вклад его сотрудников. Для Антонио Адамини, его первого помощника, признана только заслуга того, что он направил строительство деревянных лесов, используемой для поднятия ствола колонны. Тем не менее, пресловутая эгоцентричность и невыносимая склонность хвастаться, что неоднократно характеризует французского архитектора, заставляют нас рассматривать его показания с некоторой осторожностью.

Казалось бы ерунда. Просто вот такой человек Монферран, взял и выкинул своего начальника (Бетанкура) и своего первого помощника, присвоив все лавры себе. Но все равно ничего страшного в этом нет. Итак, понятно, что там было коллективное творчество десятка инженеров и архитекторов. Сей факт не должен никоим образом опровергать возведение колонны в полном соответствии с рисунками и описанием Монферрана.

Однако…

Далее автор статьи ссылается на многочисленные чертежи и рисунки самого Антонио Адамини под общим названием «Diario de lavori fati ala construzione del monumento eretto in onore di Alessandro I-mo disegnati ed cseguiti del cavaliere A.D. Adamini. 1835»

Сравнивая Монферрановские рисунки с чертежами Адамини, он говорит следующее:

Montferrand, da una parte, pone l'accento sulla grandiosità dell'impresa: raffigura nel loro contesto le colossali impalcature lignee allestite per elevare la colonna e ne sottolinea così la scala monumentale. Il suo sguardo, put indulgendo nella spettacolarizzazione dell'evento, conferisce a queste strutture provvisorie la dignità di architetture.

Adamini, invece, concentra la propria attenzione nella descrizione minuziosa della componente tecnica, rendendo ragione dei processi costruttivi e del metodo di funzionamento delle macchine, rappresentando il tutto con piante, sezioni e prospetti di grande eleganza formale. Ciò che gli preme rivendicare, è l'ideazione del processo che conduce, attraverso trovate ingegnose, alla realizzazione dell'opera

Монферран, с одной стороны, подчеркивает величие компании: в своем контексте он изображает колоссальные деревянные леса, установленные для поднятия колонны и, таким образом, подчеркивает ее монументальный масштаб. Его взгляд, потворствующий зрелищности события, придает этим временным структурам достоинство архитектуры.
Адамини, с другой стороны, сосредотачивает свое внимание на тщательном описании технической составляющей, понимании процессов строительства и метода работы машин, представляющих целое с заводами, секциями и возвышениями большой формальной элегантности. Он хочет заявить о концепции процесса, который посредством гениальных изобретений ведет к реализации работы.

Монферран пускает в глаза пыль, а чертежи Адамини содержат те самые технические подробности, которые так жаждут узреть альтернативные исследователи с техническим образованием, не доверяющие растиражированным рисункам Монферрана.

Автор статьи обращает внимание еще и на такую деталь – перед подписью Адамини стоит слово «invenit», что можно перевести как «изобретатель». За день до открытия колонны 29 августа 1834 года Адамини был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени.

Почему нигде не публикуют рисунки Адамини? Что конкретно содержат эти 40 страниц «таблиц и чертежей», выполненных акварелью и тушью и как они сочетаются с наследием Монферрана?

Вместо того чтобы клеймить «неучей и отрицателей науки», почему бы для начала не предъявить техническую документацию, которая находится в научно-технической библиотеке Санкт-Петербургского Государственного университета путей сообщения? А потом уже обсудить «машины Адамини» и «крепостных Монферрана».

Заметим, что процитированная статья не является чем-то из ряда вон выходящим, в итальянской литературе давно утвердилось мнение об Адамини как об истинном творце чуда под названием установление Александровской колонны и продолжателем традиций Доминико Фонтано, своего земляка из швейцарского кантона Тичино.

Но и это еще не все...

Вильям Хендисайд

Никто не скрывает, что огромную роль в строительстве творений Монферрана сыграли английские (а точнее шотландские) промышленники.

«Все металлические части купола были изготовлены на заводе Берда (ныне Адмиралтейском) по чертежам Монферрана. Несомненно, что талант, опыт и энергия Берда, а также главного механика завода инж. Хендесида способствовали выполнению необычайного заказа», - пишут Чеканова и Ротач. Подробнее о Берде можно почитать здесь.

Вильям Хендисайд, упомянутый в процитированной только что книге всего один раз, не удостоился чести быть представленным в русской википедии. Однако в английской о нем говорится следующее:

Most famously, Handyside worked with Auguste de Montferrand on the Alexander Column and St. Isaac's Cathedral. His experience was the basis for a paper presented to the Institution of Civil Engineers describing "methods of hauling large monoliths". In 1835, a "communication" was read to the Philosophical Society of Edinburgh describing " ...the cutting and erection of the great Pillar at St Peterburgh in memory of Alexander the I, Emperor of Russia, by Wm. Handyside, Esq. Engineer, St Petersburgh, who was engaged on that occasion, and more particularly in the casting of the Bronze work." 

Все достаточно однозначно: hauling large monoliths - перевозка больших монолитов, the cutting and erection of the great Pillar at St Peterburgh in memory of Alexander the I - резка и возведение великого столба в Санкт-Петербурге в память Александра I.

Упоминаний в литературе о Хендисайде именно как о «специалисте по монолитам», даже больше чем об Адамини. И если швейцарец итальянского происхождения работал в России вместе с членами своей семьи, то шотландец Хендисайд с другими шотландцами – Чарльзом Бердом и его племянником Фрэнсисом Бердом.

Вот как описывается их деятельность в «A Biographical Dictionary of Civil Engineers in Great Britain and Ireland. Volume 1: 1500-1830»

Хорошо, предположим, что англичане что-то напутали или просто решили примазаться к великому подвигу русского народа под водительством великого Огюста. Ведь в русскоязычных источниках Хендисайд не фигурирует как «грузоподъемник монолитов», а уж этот вопрос мы знаем лучше, чем англосаксы.

И тут вынужден огорчить сторонников официальной истории. Замечено, что когда российские исследователи переходят на английский язык, они тоже начинают разделять эту версию.

Вот цитата из статьи Сергея Федорова на английском языке на 5-м Международном Конгрессе Истории Строительства:

The largest orders relating to architectural engineering carried out by the Baird Works involved the work of erecting the Alexander Column (1829–1834) and St.Isaac’s Cathedral, both in accordance with Montferrand’s design plans. The Works’ chief engineer William Handyside (Handyside 1850, 86) took part in these activities.

Вот так, рабочие Берда выполнили большую часть работ и в т.ч. по подъему Александровской колонны. А главный инженер Вильям Хендисайд принимал участие в этой деятельности.

Сергей Федоров в конце статьи выразил благодарность старшему исследователю музея Исаакиевского собора Сергею Окуневу и в списке литературы приводит его статью, которая так и называется.

Okunev, S. N., The Role of the Baird Works in the Construction of the Fourth St. Isaac’s Cathedral (a scientific paper, 25 pp.), Saint Petersburg 2003 (Museum St. Isaac’s Cathedral, funds; Russian text)

Процитируем и ее (http://isaak.spb.ru/cathedra/num4/okunev):

В 1825 – 1832 годах на предприятии Берда изготавливают уникальные приспособления для передвижения, подъема и установки гранитных колонн, в том числе блоки большой грузоподъемности, направляющие для канатов, выдерживающие усилие до 20 т, а также устройства поворота колонн. Конструкция последнего устройства представляла собой прообраз будущих упорных подшипников качения. Это был поворотный круг, позволяющий легко менять направление перемещаемой колонны. Он был установлен на металлические шары, свободно перемещающиеся в лотке упорного кольца.

Где эти уникальные приспособления на рисунках Монферрана? Кабестаны что ли уникальные?

Самое время вспомнить цитату: «В 19 веке строительная техника в Европе не сильно отличалась от древнеегипетской. Тысячетонные глыбы поднимались вручную».

И еще:

Для транспортировки грузов от пристани на Неве до строительства были созданы рельсовые пути, рельсы для которых также создавались на заводе Берда. Система этих путей была достаточно разветвленной и пересекала городские улицы, поэтому рельсы, чтобы не мешать движению, укладывали на одном уровне с дорожным покрытием, за их состоянием постоянно следили заводские инженеры. Таким образом, благодаря Берду в 1839 году в Санкт-Петербурге появился первый городской рельсовый транспорт.

Так ведь бревна же подкладывали, «иэх ухнем». Какие, к черту, рельсы?

Деревянные рельсы и новейшее изобретение "веревка"

***

Итак, на данный момент ясно только одно – что-то не чисто. Вполне возможно, что действительность, которую не торопятся сообщать общественности, не так уж сильно отличается от официальной версии в ее нынешнем виде. Тем не менее, нам зачем-то упорно продолжают подсовывать веселые картинки Монферрана.

Моя версия достаточно проста – рисунки Монферрана скрывают тот факт, что возведение колонны – это куда более технологичный процесс, чем нас заставляют думать. Просто на самом деле использование машин и оборудования в значительной степени превалировало над использованием мускульной силы. Зачем от нас это скрывают? Дело в том, что строительство в Петербурге колонны по сути одними иностранцами как-бы лишает русский народ их «национальной гордости». Проектировал испанец, разработал итальянец, осуществил шотландец, собрал все воедино и нарисовал – француз. Да и цари-то немцы. А что же русские? По официальной версии получается, что русские все это хотя бы дотащили. Возгласы: «Потрясающе! Да прославится труд наших предков во веки веков!» и восторги от сравнения с Египтом утратят смысл при обнародовании подробностей машинного труда.

А там глядишь и кое-какие подробности про «монолиты» могут выясниться. Тоже есть с чем работать…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.